Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Штука комическая

ул. Clybourne, 406 - хорошо известный в американском театре адрес. Это уютный дом с двориком в белом районе Чикаго, который присмотрела черная семья Янгеров в пьесе Лорейн Хансберри "Изюминка под солнцем" (1959), в попытке бегства от нищеты черных кварталов. Дальнейшая судьба Янгеров до появления пьесы Брюса Норриса была неизвестна. 
Действие "Клайбурн Парк" разворачивается в том же доме, сразу по его продаже Янгерам. Норрис берет в свою пьесу одного-единственного персонажа из "Изюминки" - пассивно агрессивного Карла (Джереми Шамос) из Ассоцииации по облагораживанию района. Разубедить Янгеров отказаться от покупки у него не вышло, и теперь он неуклюже, но старательно взывает к пакующимся бывшим хозяевам, чтобы те аннулировали продажу.
Первые 20 минут пьесы длятся часа полтора, пока режиссер раскочегаривает действо, и карикатурная, а ля ситкомы 50-х, зажатость Кристины Кёрк в роли благонамеренной домохозяйки Бев особенно мучительна. Но Пэм МакКиннон, отточившая свои режиссерские способности на социальной сатире Алби, уверенно продвигается к грандиозному скандалу сквозь навязчивые филиппики Карла, сквозь колючее одиночество мужа Бев (как всегда прекрасный Фрэнк Вуд) и оскорбленное самодостоинство черной служанки Франсин (Кристал Дикинсон).
Конфликт Шомаса и Вуда рождает не только самые увлекательные диалоги первой части, но и самую искрометную игру в монолитно сильном актерском ансамбле. Как только терпение героя Вуда иссякает, его бормотание теряет всякие вежливые обертона и он взрывается обвинениями как в сторону Карла, так и всего района, предавших его и его семью в самое трудное для них время.
Наблюдение за этой пороховой бочкой не лишено увлекательности. Бев нервно порхает, юный приходской священник (Брендан Гриффин) безуспешно взывает к лучшим чувствам своих упертых прихожан; глухая беременная жена Карла (уморительная Анни Паррис) пытается следить за стремительным развитием конфликта; а Франсин и ее муж Альберт (Дэймон Гуптон) невольно становятся представителями будущих черных жильцов.
В куда более смешном и варварски верном втором акте, Дикинсон играет племянницу давно почившей в бозе Янгерши. И теперь она тревожится, что купившая теткин дом белая пара (Шамос и Паррис), снесет разваливающуюся двуспальную халупу и выстроит несообразный с характером района дворец. Идет волна народная, священная волна джентрификации, которая вот-вот преобразит географически выгодный район, выкарабкивающийся из  засилья наркотиков и прочей преступности. 
Структура двойного времени и двойное распределение ролей одновременно продолжающих и отрицающих друг друга героев - прием, широко используемый: "В воскресенье с Джорджем в парке" Джеймса Лапина, "Аркадия" Стоппарда, "Кстати, познакомьтесь с Верой Старк" Линн Нотедж. Норрис демонстрирует нам нехитрый свой механизм подобно гордому часовщику, но откровенность приема не мешает эффекту пьесы.
Где он все-таки спотыкается, так это в конечных выводах. 
Дом, из которого белая пара пытается вылепить свой особняк, во втором акте находится на гране распада. К чему разговоры о страшной джентрификации? Если бы она сводилась к тому, чтобы сносить заброшенные дома, никто бы и глазом не моргнул. Но настоящее "облагораживание" лишает людей крова за счет повышения налогов на недвижимость и других способов цивильного завоевания пространства.
Характерно то, что местная пресса упорно зовет пьесу "провокационной", что безусловно так, если ваша точка зрения не перешла за 1959 год.
В основном же, это очередной, не без приятности, ситком, рядящийся в одежды бродвейского театра.