Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

Же ву зем

Изучающий иностранные языки превращается в напряжённого идиота. "я - делаю он - делаёт они - наделывают мы - нрзб". В группе взрослых, симпатичных, преуспевающих особей это особенно очевидно. 

Учительница: "что можно купить в овощном магазине?"
Радостные выкрики с мест: "морков! свёкл! ананас! жареный картошка!"
Учительница: "а в обувном?"
Неуверенно-натужное: "бо-ты?"
Учительница: "так больше не говорят. Са-по-ги"
Победный хор: "са-по-ги"
Учительница: "а в книжном?
Отличник: "книжки!"
Учительница: "молодец! Ещё?"
Двоечник: "магазин!"
Учительница: "да, магазин. Книжный. А там?"
Двоечник, громче: "магазин!"
Учительница, догадываясь: "Нет, журналы называются журналами, но всё равно молодец! Ещё?"
Несколько голосов: "кофе"
Учительница: "?"
Те же, но с попыткой французского прононса:" кофе"
Учительница: "Ну что вы, во французских книжных магазинах не продаётся кофе"
Класс: "?"

Юля и пизда

"Вот кем ты хочешь быть, когда вырастешь?" - строго вопрошала меня вчера прекрасная Джу Беломлинская, - "молодой писательницей или старой блядью?"
По-моему, это был риторический вопрос, возможно даже - фигура речи. Это она мне тоже обьяснила. Мол, слово "пизда" - вовсе не означает женский половой орган (груб.), это, мол, фигура речи. "Ты же, - говорит, - не представляешь самоё пизду при слове пизда? Не представляешь ведь, нет?"
Самое увлекательное, что я - представляю: явственно и с привкусом. Сообщаю об этом Юлии. Прекрасная смотрит на меня с презрением и резюмирует: "это потому, что у тебя узкое сознание и отсутствие приобщённости к мировой культуре". Что правда, конечно. Узок круг моих интересов, тускл радостей моих спектр. Отсутствие высшего образования, скудный жизненный опыт и общая душевная обрюзглость мешают мне сконцентрироваться на философских глубинах метафоры женского полового органа (груб.) и загоняют в рамки непосредственного обьекта во всей его физиологической мощи.
Стану работать над собой: медитировать на женский половой орган (груб.), смещая акценты: это не пизда, а Хайдеггер. Это не пизда, а шоколад. Это не пизда, а сигара.

Один только вопрос меня гложет: когда же пизда - пизда?

НА ТА ША

Меня путают с на та шей. Я, очевидно, похожа на на та шу. Они такие шустренькие хохлушки-хохотушки, борщ с пампушкой варят. А потом томно так подоконник подпирают немалыми сиськами.
Моя мама на та ша. Я похожа на маму. (Когда мы с мамой мыли рамы, на нас были одинаковые фартучки. Я думала: вырасту - стану мама. Заставляли выносить сор из избы. Отчего я? - сопротивлялася, - отчего не мама? (на папины свободы не покушалось фрейдопослушное дитя). Будешь мама - не будешь выносить мусор, - похохатывал. Маму любил больше меня - факт!)
НА ТА ША.
Гугль знает 413 тыщ наташ и 193 тыщи тань. Я - и там, и сям. Я - ТА НЯ ША - пушистый монстр в маленьких сонных глазках, василиск. (С девочкой Васькой играли в хоккей. 15 лет было. 15 лет - тогда и 15 лет тому - удобно! Васька на самом деле была Василисой, но имени стеснялась. Девочкой была детдомовской, и мальчиков на дух не. И на тело не. А меня - да, меня клюшкой ёбнула по ноге так, что неделю не ходила. Васька неделю сидела у моего одра и плакала. Целовала пальчики, больше всего - безымянный, говорила, что он античный, все прочие - ренессанс. Хорошо, что не барокко. Потом Лазарь встал, и был увлеком Васькой на дискотеку, где девочка моя нажралась спирта Рояль за здоровье обезноженной меня и проблевала остаток вечера в грязнокафельном сортире. Мне хотелось держать её волосы, но стрижка была коротка, только чёлка слиплась от пота - из неё я слепила ирокез. В паузах Вася желала рассказывать о милиционере, спасшем её от мелких дворовых хулиганов, да и изнасиловавшем в околотке, или как это у них там называлось. Позже я настаивала на розыске и убийстве милиционера. "Ты чё, поверила, дура?" - ржала Васька, - "Я ж девочка орлеанская". Порывалась демонстрировать девство, но у меня и своего было - навалом в 15 лет, 15 лет тому, что там васькиного. Я её называла Василисой, за что была кусаема в нос. Потом у меня случился насморк, и вместо укуса я получила нечаянный подарок: "Василиса - это же ты" - осенило Ваську. Фамилия моя по-украински означает светло-синий полевой цветок-сорняк + коса до пояса, Васька меня заплетала. Крестила в Василису, но я своевольно добавила "к" суффиксом.)
НА ТА ША
Должны были назвать Лизаветой - в честь бабушек с обеих сторон. Не получилось в силу конвенций - схватки начались на день Татьяны. Назвали сестру через 14 лет, 16 лет тому. (Сестра пишет школьное сочинение на тему "My hero". "My hero is my sister", - пишет моя сестра. Я не знаю свою сестру, нас ничего не связывает помимо переходного имени. Подарочки - не отдарочки, пусть носит.)
НА ТА ША
Юля, конечно, имя премерзкое. Все юли - дуры. Назови они меня Юлей - я бы удавилась от ненависти к себе.
НА ТА ША
Как известно, русских блядей за границей называют наташками. Рост, скулы и нахальство делают меня похожей на блядь. Деньгами предлагают часто. Задаром, впрочем, тоже.
НА ТА ША
Ждали мальчика, надеялись на Иннокентия. Мамина фамилия - Макеева, папа ещё со школы зовёт её (ма)Кешей. Меня должны были назвать в честь мамы. Так и получилось.
НА ТА ША

Омерзилки

Утром будильником работала Дина Верни. Пошто? Сто лет её не ставила, а тут с утра пораньше. Подсознанка умнее меня, как обычно - красный день календаря, да. "Весь простууууженый, обмороооженый, я сквозь ватник пронесуy..."
Открываю утренний Ж, а там неглупые, казалось бы, корреспонденты пишут диковинные вещи. Благодарят за что-то Иосифа Виссарионыча, памятников жаждут Малюте Скуратовичу. Что это, Ватсон? Детки поплёвывают на мощи замученных предков? А я, а я, а как же я? У меня, может, тоже слюноотделение! Я, может, тоже из породы злобных комсомольцев. Мне, собственно, вообще всё равно: русской крови ни унции, родственников - ни расстреливающих по темницам, ни растрелянных. Какого же чёрта лысого ноет пробуженная моя ДНК, отчего волосы шевелятся на затылке, когда она хохочет, она всё хохочет: совсем раздетая в такой мороз, а у него - что у него здесь? - снег да стужа.
Племя какое-то молодое, незнакомое, понимаешь ты! Романтики советской старины. Я думаю, проблема вся в школьной форме. Отменяли её по всей стране годах в 1989-1991. Эстония была уже почти самостийна, потому последний школьный год мы отучились в рваных джинсах. Но помню удивленье своё и ужас при виде 4-5 классниц - американоидных вполне лолиток в мини-юбках и тенях до ушей. Нужно было успеть вдохнуть пыли актового зала на смотре песни и строя, отстоять хоть одну вахту у безымянного солдата, быть выгнанным с урока обществоведения за наличие серёг - и не в носу, а в ушах, прошу заметить! - получить выговор в дневнике за чтение порнографического журнала "Бурда" и прослушивание блатной музыки "Депеш Мод", бояться, что не примут в октябрята за то, что болтал на уроке пения, мечтать о путёвке в Артек, написать письмо Кате Лычёвой, пронаблюдать метаморфозу любимой страны, в которой эх! хорошо жить в несчастную нелюбимую пьянь и срань; нужно было успеть застать лица наших и ваших, идентифицировав себя с теми и с другими, нужно было быть как выстрелом разбуженным Кашпировским каким-нибудь или Изаурой-рабыней, или путчем, чтобы в голову не пришло вот это вот.
Уродцы, блин.